Время в игре: 1837, месяц песен


правиласюжетролигостеваяакциивнешностиF.A.Q.шаблон анкетыновости





news

14.01 Всем участникам просьба заглянуть в эту тему, это крайне важно.


ThomasZachary

Сердечный ритм в ушах. Затененные мраком помещения. Слепящий свет где-то впереди. Чужие голоса, речь которых кажется невнятной из-за отдающего в голову пульса. О, как же это знакомо ему. Перед глазами восстают картины минувших дней — тех нескольких ужасных дней его жизни, когда Зак впервые почувствовал на своей шкуре гнев церковников... читать дальше






Dishonored: Empire of the Isles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dishonored: Empire of the Isles » The Past & The Future » Fantastic Thomas and where to find him


Fantastic Thomas and where to find him

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


Thomas Livingston | The Outsider
http://s1.uploads.ru/XpI3C.gif
http://s6.uploads.ru/nY0yw.gif
Starset – Halo

✖✖✖
категория: прошлое; дата событий: 1837, месяц рода; место: Бездна и иллюзорные миры в сознании Ливингстона

Принять метку - не значит просто увидеть отметину на коже. Принять метку - значит впустить в себя силы иных миров, значит позволить волшебству случиться. Кому-то это дается легче, кому-то сложнее. А для кого-то это становится целой историей.
Чужое сознание, чужая история, и даже представитель Великой Бездны не имеет здесь всей своей силы. Всего лишь образ. Всего лишь персонаж среди череды других.

+4

2

Что есть метка?
Узор на коже? Вязь древних рун и символов, впечатанная всего в один узор? Татуировка? Клеймо?
Что есть метка иного пространства, дарующая иные силы смертным существам?
Ему четыре тысячи лет, через него прошло столько сознаний, а он сам - до сих пор в поисках точного ответа на этот вопрос.
Это больше, чем узор. Это больше чем тело. Это все - душа.
Метка подобна специальному ключу, подобно узоре сетчатки или отпечатку пальца, позволяющему получать доступ к сейфу с самым ценным, что только может быть - первичной энергией Бездны. Метка - это Возможность. Находить и быть найденным в ответ.
Это - узор на самой душе, на сознании человека, позволяющий различать его, где бы он - носитель метки - ни находился.
Это живая магия, текущая по венам вместе с кровью.
Да вот только сколько бы веков ни проходило, история все равно идет по кругу.
Кто-то принимает метку легко и быстро, как это произошло с одним его...другом? Странно присваивать кому-то из людей такие понятия, зная, каким изменениям эти свойства подвергаются в вечности и - зная, какого это - иметь на самом деле семью и друзей. Таких же старых, таких же извечных.
Да только чем дольше они существовали друг с другом, тем больше и больше нарастало чувство одинокости. Нет, их сознание по прежнему были рядом, как бы далеко друг от друга в реальности они бы ни находились. Просто есть некая локальность, некая ограненность функционала и возможностей взаимодействия, из-за чего контакт со своими становится редким и...редким.
Даже милая Аннет не появлялась давно, ка и обычно, отойдя в сторону при принятии решении о выборе очередного кандидата в метку.
Вот и потребность в тех самых хотя бы тенях друзей - выливалось в подобное отношение - почти дружеское, насколько вообще могло проявлять дружелюбие древнее существо. Ведь у древности...свое понимание абсолютно всего.
И вот у некоторых с меткой складывались отношения хорошие. Ее структура вписывалась в код их души быстро и легко, научая управлять собой в кратчайшие сроки.
А для кого-то - история принятия магии многократно усложнялась. Это становилось похоже на прививку, на болезнь, на вирус, которым необходимо было переболеть, чтобы он стал частью тебя.
Вот и в ситуации с Томасом произошло то же самое. Несмотря на все обстоятельства, не смотря на жизненную историю парня, метка вынудила провалиться того в самые глубины его бессознания, утягивая, увлекая, пытаясь уложиться в юном теле и - не находя такой возможности. То ли большой ток, то ли что-то в самом китобое не позволяло это сделать, вынуждая Чужого вмешаться в процесс.
Это уже происходило. Не раз и не два. История шла по кругу, и для тех, кто не могу адаптировать силы Бездны в себе, Чужой выступал маяком. Проводником из одного мира в другой. Эта была его особенная функция, которой, правда, точно так же мог заняться Бран или еще кто, но - это была его обязанность: сопровождение меченых от начала до конца их жизненного пути.
Томас провалился в его собственную, персональную Бездну.
Чужой никогда не знал, что ждет его за порогом чужих снов. Он мог лишь догадываться, но и самые потайные уголки души все равно ему были неведомы, а потому - оставалось лишь готовиться и - вспоминать, что в сознании другого - он точно такой же персонаж истории, как и все остальные образы у Ливингстона в голове.
Это осложняло ситуацию.
Но и делало жизнь - интересной.
Чужой вздохнул, локализуя пространство от постоянных изменений, и - шагнул за грань известного.

+4

3

Метка жжет кожу на тыльной стороне ладони. Это больно настолько, что хочется к Бездне отрезать себе конечность, разодрать верхний слой кожи обрезанными под мясо ногтями, вот только Ливингстон дает себе обещание терпеть, ведь Мастер же когда-то терпел точно так же, правда?
В чем суть метки? Что дает эта татуировка, кроме способностей, позволяющих мгновенно перемещаться в любое видимое место и останавливать время? Томас хотел бы, чтобы ему это объяснили.
Хочется спросить Чужого, должно ли быть настолько больно, вот только черноглазый уже успел куда-то пропасть - или это Томас ни черта не видит? Только темноту, располосовывающую левую руку на том месте, где когда-то были голубовато-зеленые венки, едва виднеющиеся под кожей.
Неужели всегда так больно?
Он уже мало понимает, где реальность, а где вымысел, а события, предшествующие получению метки, кажется, начисто стерлись из его памяти.
Вокруг темнота, но это не та темнота, что приходит ночью, когда закрываешь глаза и силишься заснуть - она непроницаемо густа, но ее, кажется, можно разогнать руками, вот только ни рук, ни ног, ни любых других частей тела Ливингстон не чувствует.
Он помнит глаза Чужого - такие же черные, как и все вокруг него. Помнит его плавный текучий голос, хотя слова, сказанные им, упорно смешиваются в кашу и теряют всякий смысл. Метка все еще жжет, но теперь это чувствуется будто издалека, словно это ощущение не из этого места и не из этого времени.
Его зовут - его ли? Имя незнакомое, но отчего-то китобой знает - окликают его. Голос мягкий, терпеливый, нарочито спокойный и это чувствуется. Отчего-то на ум снова приходит черноглазый бог, да только у того речи сладкие, вязкие, так и грозящие затянуть тебя туда, откуда возврата уже не будет.
Он пытается открыть глаза, но тело не слушается. Его будто и вовсе не существует - кажется, все тактильные ощущения напрочь исчезли, забрав с собой запах и вкус и оставив только непроглядную темноту и звук чужого голоса, кажется, чудом прорывающегося сквозь черную пелену.
Ощущение чужеродности этого места не покидает его - Томаса будто засунули сюда и заставили поверить, что это его место. Однако он должен быть не здесь и не сейчас - это китобой осознает кристально ясно, хотя и не совсем понимает, что это за "здесь", и когда это "сейчас". Впрочем, собственные, правильные воспоминания, ускользают от него как ренхевенские речные водоросли из пальцев. Неужели он умудрился удариться головой? Кто он? Где он? Почему он?
Его снова зовут по имени - по чужому имени. Он наконец находит обладателя ласкового спокойного голоса - он оказывается именно таким, каким его можно было бы представить, слыша только его речи. Весь окутанный каким-то мягким светом, уютный, он кажется странно знакомым, но Томас - а Томас ли? - никак не может понять, где они могли видеться раньше.
Тело становится чуть ощутимей, хотя все равно кажется, будто его всего скомкали в шар как какой-нибудь клочок ненужной бумаги, и теперь он не может выбраться из этого состояния. В голове то и дело возникают смутные обрывки будто бы чужой жизни, и это все никак не приближает его к пониманию, что же оно такое.
Хочется тянуться к этому единственному источнику света, к человеку, чей голос обволакивает тебя словно уютное одеяло. С каждой секундой он все более и более различим - и вот уже видны его зеленые глаза (на мгновение ему видится чернота в его глубине, однако она не отталкивает, а, скорей, притягивает).
Хочется тянуться к нему, очень хочется, но он, кажется, застрял в этом состоянии и понятия не имеет, как из него выбраться.
Поэтому он пытается послать этому человеку мысленный зов.
"Помоги мне".

+1


Вы здесь » Dishonored: Empire of the Isles » The Past & The Future » Fantastic Thomas and where to find him


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC