Время в игре: 1837, месяц песен


правиласюжетролигостеваяакциивнешностиF.A.Q.шаблон анкетыновости





news

14.01 Всем участникам просьба заглянуть в эту тему, это крайне важно.


ThomasZachary

Сердечный ритм в ушах. Затененные мраком помещения. Слепящий свет где-то впереди. Чужие голоса, речь которых кажется невнятной из-за отдающего в голову пульса. О, как же это знакомо ему. Перед глазами восстают картины минувших дней — тех нескольких ужасных дней его жизни, когда Зак впервые почувствовал на своей шкуре гнев церковников... читать дальше






Dishonored: Empire of the Isles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dishonored: Empire of the Isles » White Cliff » [heavydirtysoul]


[heavydirtysoul]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[NIC]Bill Cipher[/NIC] [STA]оленьи зубы недорого[/STA] [AVA]http://s6.uploads.ru/ouD0m.jpg[/AVA] [SGN]http://s6.uploads.ru/8a7yt.gif[/SGN]


The Outsider | Thomas Livingston
http://s1.uploads.ru/Mj2J0.jpg
twenty one pilots - heavydirtysoul

✖✖✖
дата событий: 2015; место: Гравити Фолз;

Дипперу шестнадцать. Он молод, полон надежд и мечтаний, у него самая лучшая на свете сестра и два чудесных дядюшки. Биллу несчетное количество лет, он каменная статуя в лесу, он порос мхом и стал любимым местом сбора местных зверушек. В свое почти-уже-семнадцатое-лето Диппер наносит визит в то место, где все когда-то начиналось - и случайно оживляет своего старого врага. А врага ли?

Отредактировано Thomas Livingston (2016-12-20 15:43:18)

+1

2

"Пообещай мне, что мы не станем такими, как они! Пообещай, что мы будем вместе.
Обещаю".

Любая история имеет свой конец. Это нормально.
Любая сказка имеет конец. Любой фильм. Любой мультфильм. Любая жизнь: короткая или длинная, маленькая или большая. Свойство заканчиваться имеет абсолютно все.
Вот и очередной семестр подошел к концу. Мейбл уже засыпала Диппера тысяча и одним сообщением во всех всевозможных социальных сетях, не забывая перемежать их горстями придурошных стикеров, призванных показать всю степень ее счастливого и немного сумасшедшего настроения.
Впервые в старшей школе они расстались. Вообще, это было ни разу не здорово, и нельзя было сказать, что они слишком сильно отличались друг от друга по уровню знаний и подготовке. Нет, Диппер вообще сказал бы, что они попросту разные. Он более логичный что ли, а Мейбл более креативная. Ну или как-то так. Однако самый первый подход родителей с разговором на эту тему был крайне неловким, и потому вызвал целую бурю сопротивления и неприятных воспоминаний о рассказах дядюшек о собственной юности.
Помнится, Мейбл висела на пареньке и белугой ревела о несправедливости этого мира. Впрочем, не сказать, чтобы Диппер сильно отставал от сестры.
Вы можете представить себе жизнь близнецов? Нет, серьезно. Ха - скажете вы, - легко!
Ну, попробуйте.
Это не просто брат. Или не просто сестра. Это - самый близкий вам человек. С вашим лицом, с вашими жестами. Знающий все самое сокровенное о вас. Вторая половинка души и почти тела. Самое ценное, самое непередаваемо волшебное, что только может быть. Разлучаться непросто. Но они же все-таки "уже взрослые" и все такое.
Оказалось, вопрос был совершенно в другом.
Да, их хотели разделить. Но, вообще-то, это было понятно еще при подходе к рубежу средней школы. Ну просто потому, что слишком разные профили таланта выявлялись у обоих. Мейбл однозначно надо было брать больше курсов дизайна, журналистики, больше того, что можно было напрямую связано с творчеством. Дипперу больше годились точные науки. И хотя Дип из вредности и хотел быть где-то рядом с сестрой, позже его пыл слегка поумерился.
Разумеется, ему нужно было думать о будущем. Разумеется, ему уже самое время было задуматься о своей профессии. Да вот только...что-то не складывалось. Не складывалось упорно, ускользало сквозь пальцы. Внимание соскальзывало, а решение все никак не приходило, словно бы кто-то неизменно применял к парню стиратель памяти. Да хоть бы и он сам.
Вообще, самым логичным решением была бы физика. Ну как физика. Не чисто техническая, не умозрительная наука, а именно прикладная инженерика, позволяющая создавать приборы подобные тем, что Диппер мальчонкой с восхищением наблюдал в руках дядюшки Стэнфорда.
Наверное, да. Наверное, туда и стоило. Но, как уже звучало, что-то было не так. И Диппер буквально не знал, куда себя пристроить.
И, тем временем, родители решили за него.
Их с Мейбл перевели в другие школы, профильные. Пусть они и находились рядом, пусть они с Мейбл виделись все так же утром и после обеда дома, но...это ощутимо ударило по близнецам. Долго привыкали. Долго пытались наладить связь. Были и истерики, да и многое было. А после рождества как-то подуспокоилось. Мейбл  встретила очередную любовь всей своей жизни, которая продержалась до сих пор, и как-то стала спокойней. Диппер же ушел с головой в учебы. Ну не складывалось у него с девушками. Не складывалось - и все. И вроде аутсайдером в классе не был, и вроде не уродом был. А что-то не шло. И потому - с какой-то попытки парень забросил все свои ухищрения, и больше внимания уделил предметам, по какой-то необъяснимой причине залипнув на изучение старых языков. Да на студенческое радио, которое вещало и в их школе.
С радио это вообще была отдельная история. Университет, который находился рядом, всячески поддерживал студенческую активность и общественную деятельность, и потому дал добро на создание собственной радиостанции, вещавшей пусть и не на большое расстояние, но вполне себе вещавшей. Благо, в мире с Интернетом поймать волну можно было везде, где был и сам Интернет.
Дип периодически бегал в университет, ибо один из его любимых преподавателей вел и там тоже. Точнее, наоборот, вел он в университете, а в школе на какую-то часть ставки брал факультативы, куда Диппер и попал. Ну и пошел он как-то в университет, заболтался, потом его ассистенты профессора попросили помочь дотащить коробки с аппаратурой до одной из аудиторий...и так Пайнс и попал в одно из потайных студенческих логов. И как-то так вышло, что случайно помог с незначительной поломкой, пока техника не было. Ну и познакомился так с одним из ведущих.
Надо сказать, эфиры Красного Лиса Дипперу нравились больше всего. Было в них что-то особенное. Что-то живое, настоящее и отчасти таинственное. По какому-то невероятному стечению обстоятельств, с Лисом он и познакомился. Шебутной паренек, с которым можно было весело поболтать, или обсудить какие-нибудь забавные или странные вещи. На самих эфирах Дип не присутствовал, но в студию время от времени заглядывал. Так и влился как-то незаметно в студенческое маленькое сообщество, став почти своим.
Собственно, с тем же Лисом они как-то и в шутку выдвинули теорию по языковому захвату мира. В какой-то момент (вероятно, в момент сильной упоротости) они на коленке разобрали ветви языков мира и собрали универсальную теорию по проникновению в языковую среду иных стран.
Все было достаточно просто. Их английский принадлежал в романо-германской группе языков. Корневые были почти везде одинаковые. И зная тот самый, исходный язык, учить остальные становилось в разы проще. Исходным же, как вы понимаете, был латинский.
Так и вышло, что на лето Диппер уезжал с карманным словариком латинского, учебным же пособием и сборником высказываний, афоризмов и много чего еще.
Связь договорились, если что, держать по скайпу, почте или социальным сеткам. А отчетом о проделанной работе - поделиться уже в начале учебного года.
А что касается самого лета...
Впервые за долгое время Пайнсы собирались вернуться в Гравити Фоллз. Да только в какой-то момент Мейбл, очарованная своими лучшими подругами, решила уехать совсем в другое место. И хотя да, между ними оставались социальные связи, и сама Мейбл ужасно сожалела о происходящем...между ними происходило расставание.
То самое "никогда" с приходом взрослости становилось все более эфемерным, все более грозящимся исчезнуть в один из следующих моментов. Они взрослели. Их жизни постепенно расходились в разные стороны.
Конечно же, Диппер кивнул, конечно же, он прощал свою сестренку - да и как не простить? - но на душе все равно было погано.
Знакомо-незнакомые места (интересно, будет ли там Венди?), знакомо-незнакомый автобус (интересню, дядюшка достроил тот аппарат?), знакома-незнакомая залитая солнцем дорога.
Одиночество.
Янтарь.
Совершенно пустой автобус. Практически полная тишина. Мелькание светотени за стеклом и на лице.
Диппер сползает, упираясь коленями в стенку предыдущего сидения и сркещивает ноги, чтобы удержать нужный упор. Музыка в наушниках течет, струится сквозь него, и в какой-то момент ему кажется, будто и он сам превращается в свет, уплывает куда-то за пределы автобуса, леса, мира. Что его куда-то тянет.
И его тянет. Он скользит вдоль древесных крон, касаясь их полупрозрачной ладонью, мутит босыми ногами воду в ручье, гладит оленей вдоль мягких боков. Трава щекочет ему босые лодыжки, а волосы ерошит ветер.
Диппер просыпается почти у самой остановки. Сонный, на затекших ногах он выползает из автобуса, чтобы тут же попасть в объятия дядюшки Стэна и Зуса. А после - такая знакомая (боже, и почему так щемит внутри?) хижина чудес, такая знакомая комната, такие знакомые все.
Разговоры за ужином обо всем на свете. Приветы от всех всем. Поток сообщений от Мейбл.
Знакомый чердак с гуляющими под потолком тенями. Треугольное окно. Пустая соседняя кровать.
Диппер отворачивается к стене лицом и снова засыпает.
Следующее утро снова полно разговоров. Спонтанного впрягания в работу самой хижины, в помощь дядюшке Стэнфорду, в помощь дядюшке Стэнли. То поездка в город, то работа в подвале - круговерть событий совершенно подминает под собой паренька, и очухивается он лишь тогда, когда кто-то выставляет его на улицу со словами "проветрись, парень!". И кажется, что в этот момент Диппер словно бы впервые видит солнце.
Огромное, желтое, сияющее так мягко и тепло сквозь кроны сосен, что по лицу паренька невольно расползается широкая улыбка и он делает шаг. И еще один. И еще. Ноги несут его куда-то в лес, он попросту не разбирает дороги, отдаваясь на волю событиям - неужели он не найдет дорогу домой? Он и не найдет? Он, проведший здесь столько времени в детстве. Смешно.
Спонтанная тропа выводит его к давно заросшему небольшому монументу. Мох давно покрыл изваяние, а на самой вершине шляпы, нелепо надетой на один из углов треугольника, свила гнездо какая-то мелкая птица.
Диппер садится прямо в траву, задумчиво обнимая колени руками и пристраивая подбородок на руках, и долго смотрит перед собой.
События того лета проносятся перед глазами одним потоком. Билл Сайфер - живое напоминание всему былому все так же замер камнем перед ним.
Диппер вздыхает, отпуская колени, и осторожно подбирается к изваянию. Камень шершавый и теплый на ощупь: должно быть, июльское солнце пропитало его насквозь. Подаваясь какому-то неведомому порыву, Диппер прижимается к камню щекой, ловя отсветы солнца. Улыбается. И отстраняется.
Да. То было самое странное в его жизни лето.
На поляне на удивление спокойно, несмотря на наличие фигуры некогда самого опасного демона, и потому парень достает взятую с собой книгу, погружаясь в древний мир языков.
И снова его подхватывает ветер, снова он полупрозрачен и касается древесных лап полупрозрачной ладонью. В лесу щебечут птицы. Где-то далеко шебуршит какое-то зверье.
Он - дома.
Как же хорошо.
[NIC]Dipper Pines[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/2asfI.gif[/AVA][SGN]http://s5.uploads.ru/vKwr5.jpg[/SGN][STA]Trust no one[/STA]

+1

3

[NIC]Bill Cipher[/NIC] [STA]оленьи зубы недорого[/STA] [AVA]http://s6.uploads.ru/ouD0m.jpg[/AVA] [SGN]http://s6.uploads.ru/8a7yt.gif[/SGN]
Как выяснилось, быть каменной статуей - совсем не весело, особенно для Билла, который всегда терпеть не мог застоя. Если в первое время он как-то развлекал себя проникновением в разум различных животных и существ, коих в лесу Гравити Фолз было огромное количество, то сейчас, когда ему надоело копаться в мозгах по сути безмозглых созданий, жизнь стала совсем скучной. Единственное, что сейчас Билл мог делать - это периодически проникать в чьи-то мозги, читать мысли, считывать воспоминания. Однажды рядом с ним задремал гном - судя по виду, крайне туповатый, а иначе понял бы, что этого делать не стоило - как правило, волшебные существа Гравити Фолз чувствуют энергию, исходящую от треугольной каменной статуи. Билл проник в его сознание и напугал его настолько, что бедное существо проснулось в холодном поту. Больше никогда Билл не видел гномов возле своей статуи.
Лишенный мира внешнего, Билл решил обратить внимание на мир внешний - в конце концов, для демона разума создать для себя собственную вселенную, пускай даже с одним-единственным жителем - не проблема. В конце концов, для Мейбл он когда-то создал такую - кажется, девочка даже была счастлива (и пусть кто-нибудь только попробует сказать, что Билл не нес добро в этот загнивающий мир, людишки всегда любят все утрировать, в том числе, его скромные пакости). Новый мир похож на человеческий - Сайферу понравилось это измерение, - с большим количеством растительности - особенно Билл полюбил сосновую рощу, где-то посередине которой находилась точная копия его каменной статуи, поросшей мхом. Еще тут была Хижина Тайн, странно пустая, но неизменно захламленная так, будто тут все еще обитают близнецы Пайнс, просто они ушли погулять "на часок" и наткнулись на очередное безумное приключение с обязательным присутствием парочки фавнов, гномов, мужикотавров, единорогов, и, возможно, бигфутов - и скоро вернутся, чтобы поведать дядюшке о своем насыщенном дне. Но нет - ни близнецов, ни кого-либо другого из Пайнсов тут не было. Только он, Билл.
Он мог затягивать сюда кого угодно - хоть животное, хоть птицу, хоть того несчастного гнома - но только до тех пор, пока они спали. По сути, Сайфер просто перемещал их сознание в свою собственную реальность, где они и находились до момента пробуждения. Делал он это без их воли, что не могло демона не радовать - в конце концов, хоть какую-то часть своей былой силы он сохранил даже в таком обличье. Но... осознание того, что он мог делать только это, заставляло Билла чувствовать себя очень одиноким.
Можно было бы, конечно, выстроить тут гигантскую бетонную стену, рисуя на ней черточки, отмечающие каждый день пребывания в этом месте - вот только это было бессмысленно - кажется, Сайфер застрял тут навсегда. Сколько лет прошло? Год? Два? Десять? Будучи бессмертным, постепенно теряешь связь со временем, - это смертные обычно все куда-то торопятся, боятся что-то не успеть, - а, будучи бессмертным, заточенным в оковы собственного разума (и каменную статую, конечно же), тем более не понимаешь, сколько времени прошло с тех пор, как ты оказался тут - и разброс этого самого времени - примерно от одной секунды, до бесконечности.
Тут пусто. Очень пусто. Несмотря на то, что Билл мог в любой момент добавить сюда все, что угодно, любой объект - от Эйфелевой Башни до Великой Китайской стены, от гигантской статуи Дитя Времени до портала в любое измерения - все это было неправдой. Фикцией. Плодом его собственного воображения. Всего этого не существует, и иногда Биллу кажется, что и он не настоящий тоже. Что он - просто отголосок того Сайфера, каким он был раньше. Кусочек сознания, отколовшийся от него в момент смерти и так и не нашедший себе пристанища, а потому вынужденный бесконечно скитаться по лабиринтам собственного разума, по лабиринтам, выхода из которых не существует.
Он... что-то почувствовал. Впервые за столько времени тут человек, человек, который касается его настоящей, человеческой кожей. Настоящий человек. До этого Билл просто знал. Знал, что белки иногда скребут когтями по каменному изваянию, знал, что прошлой весной какая-то птица свила на самой вершине его замечательной черной шляпы гнездо, знал, что в нем вылупился десяток шумных птенцов, которых он ну никак не мог скинуть с себя, лишь бы они перестали верещать - и как демон был раз, когда эти пернатые засранцы наконец-то научились летать и покинули родное гнездо. С тех пор оно оставалось заброшенным.
Он взглянул наружу - обычно без необходимости Билл не покидал границ собственного, порожденного разумом, мира, однако... это был человек. Не гном, не мужикотавр, не кентавр - человек. Причем, кто-то очень знакомый, но, даже бросив на него взгляд, Билл не сумел узнать этого парня (в-основном, потому что видел только его макушку с густыми каштановыми волосами). Человек был теплый. Прижимался к нему щекой, будто встретил старого друга, вот только Билл-то знал, что никаких друзей у него никогда не было, а потому поведение неожиданного гостя было удивительным и странным.
Наконец, парень оторвался от него, и Билл получил возможность рассмотреть своего посетителя. И, спустя пару секунд, до Сайфера дошло, что это был Диппер. Тот самый, который Пайнс. Тот самый, который когда-то был ростом от силы метр пятьдесят, тот самый, который чихал как котенок и мечтал, чтобы его высокий голос стал чуть более мужественным. Тот самый, который сейчас стал взрослым Диппером. Прекрасным Диппером. Высоким Диппером. Диппером с красивыми карими глазами. Взрослым Диппером...
Сколько же лет прошло?
Затаив дыхание, Сайфер наблюдал за мальчиком... парнем, хотя точно знал, что тот и не подозревает о том, что в каменной статуе теплятся остатки чьей-то жизни. Он жадно впитывал в себя эту картинку - человек, читающий что-то, человек, являющийся Диппером Пайнсом, сосенкой, мальчиком, который ему когда-то понравился, мальчиком, которого он хотел бы заполучить в качестве союзника.
Наконец он задремал - ну еще бы, такое ощущение, будто мальцу не давали спать как минимум неделю - и это было именно то, что нужно было Биллу. Теперь они могли пообщаться.
Приняв человеческое обличье - это была еще одна способность, сохранившаяся у Сайфера после разгромного поражения - Билл забрался на толстую нижнюю ветку раскидистого дерева возле Хижины Тайн, зная, что Диппер первым делом направится именно к Хижине, оказавшись тут, и притянул к себе его сознание, осторожно, будто дергая за невидимые ниточки. Впервые в его измерении был человек, да еще и такая важная персона - это даже в какой-то степени волнительно.
Когда Диппер ожидаемо появился на дороге, ведущей к зданию, Билл изящно спрыгнул с ветки дерева, оказавшись перед ним (супергеройское приземление). Почему-то демон был уверен, что парень его не узнает, а потому решил, что, раз уж добыча сама пришла ему в руки, то можно с ней немного поиграть.
- Добро пожаловать в это измерение. Ты такой же, как и я? - сделав совершенно невинный и даже испуганный вид, он специально не стал уточнять, какой это "такой же", потому что знал - Диппер обязательно будет задавать вопросы. Много вопросов. Пайнс будет не Пайнсом, если не попытается докопаться до истины.
Добро пожаловать, милый Диппер.
Теперь ты мой.


я не знаю, что со шрифтом, чесслово

Отредактировано The Heart (2017-01-28 22:28:38)

+1

4

Дом - это там, где кот? Или там, где свет?
Дом - это место вообще? Или даже нет;
Дом - это крест окна посреди зимы?
Дом - это стены?
Дом - это там, где мы.
©

У Диппера было несколько домов. Наверное, это было связано с периодами его взросления. Или той самой странной череды переездов, которую ему довелось испытать. Например, самый первый дом для него заключался в полоске света на шершавом деревянном полу, что шла из рабочего кабинета отца. Тогда еще совсем маленький мальчишка, видя свет, знал: отец дома.
Другой дом был в буртянах по-над рекой, и в яблоневых деревьях на окраине небольшого городка, за которые так здорово было воевать, обстреливая яблоками соседских мальчишек.
Был дом, где они с Мейбл жили в одной комнате. Был дом, где жили в разных. Был дом в школе и в радиорубке того самого университетского радио.
Но был и тот, что переполнял всю душу бескрайними сосновыми просторами. Тот, что искрился янтарным солнцем. Что был переполнен самым настоящим волшебством поболе, чем любая сказка, любой самый яркий вымысел. Непредсказуемый, пахнущий деревом, старой краской и тайнами - Дом.
Парень даже и не подозревал, как сильно ему не хватало этого места. Как здорово было вернуться сюда снова. Прикоснуться к старым тайнам. Пройтись старыми тропами. Бездумно болтать босыми ногами в холодном ручье или валяться в высокой и густой траве. Отчего-то с нетипичным для взрослого, почитай, человека, носиться за ошалелыми птицами и гладить шершавую кору старых древесных стволов.
Было...здорово.
В этом странном, уютном и совершенно домашнем мире было легко и комфортно. Как будто он сам - был тем самым, единственным и недостающим паззлом этого мира. Как будто этот Дом только и его и ждал.
Диппер улыбнулся, отчего-то нахлобучивая на голову капюшон толстовки и совершенно счастливо улыбаясь.
Вечерело. Пора было двигаться обратно, к огням Хижины. В конце концов, взрослость взрослостью, а тайны Леса от этого менее опасными не становятся.
Шаг, другой, третий. Подхваченная с земли книга, что ранее выпала от какого-то неземного счастья и такой же легкости, - и вот уже тропинка вьется под ногами, ведя его назад.
Поворот, другой, третий. Вот сейчас, сейчас покажется уже двор и знакомый скат крыши с огромными чуть покосившимися буквами.
Резкое движение перед самым носом заставило непроизвольно отшатнуться в сторону. Отшатнуться и  - самым идиотским, самым наитупейшим образом со всей дури врезаться ногой о камень, расшибив болезную чуть ли не в кровь.
Молодец, Диппер. Да ты просто мастер изящности!
Невразумительно прошипев что-то сквозь зубы и обхватив ушиб обеими руками, Диппер подозрительным взглядом окинул виновника всего и вся.
Стоп.
Что?
- Измерения? В смысле? - парень щурится и весь подбирается, словно бы перед неведомой опасностью.
Хотя почему перед неведомой? Вполне себе ведомой, то есть известной. Историй с измерениями он нахлебался по горло еще в детстве (ну как, в том периоде, когда ребенок становится подростком), и повторять оную отчаянно не хотелось.
Хотя...
Хотя, черт, кому он врет? Себе?
Хотелось.
Этих самых историй не хватало все то время, пока он пытался разобраться в себе и что-то доказать другим. Пока день за днем ходил на занятия и не мог найти себе места. Пока был...не собой.
Здесь и сейчас, от одного вида этого странного паренька, от окружения, от слов о чем-то ином...он изменялся. Он снова чувствовал себя...собой.
И ни хорошие оценки, ни интерес к наук не могли заменить этой страсти к неизведанному и непознанному.
- Так кто ты? И что имеешь в виду под этим "измерением"?

[NIC]Dipper Pines[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/2asfI.gif[/AVA][SGN]http://s5.uploads.ru/vKwr5.jpg[/SGN][STA]Trust no one[/STA]

Отредактировано The Outsider (2017-02-27 20:36:32)

+1

5

[NIC]Bill Cipher[/NIC] [STA]оленьи зубы недорого[/STA] [AVA]http://s6.uploads.ru/ouD0m.jpg[/AVA] [SGN]http://s6.uploads.ru/8a7yt.gif[/SGN]
Every time I feel selfish ambition is taking my vision
My crime is my sentence, repentance is taking commission
It's taking a toll on my soul, I'm screaming submission and
I don't know if I am dying or living*

- А ты не видишь, что все тут как-то не так? Вроде бы все как обычно, но что-то, едва уловимое, как будто видишь это краем глаза, но, когда пытаешься смотреть на него, оно тут же исчезает, - он вкрадчиво улыбнулся, разводя руки в стороны, словно показывая, что все вокруг - иллюзия, пародия на реальность, картонные декорации в школьном спектакле.
- Ты спишь, Диппер Пайнс. Можешь считать, что это сон, хотя это не совсем так. Вселенная куда сложней и многогранней, чем кажется, и, засыпая, можно неосознанно попадать и в другие измерения - в том числе, - движением пальцев он поманил парня за собой, даже не проверяя, идет тот за ним или нет - зная Диппера, можно было точно сказать, что тот непременно заинтересовался бы перспективой прогуляться в другом измерении, пускай и только на время непродолжительного сна.
- Я не помню, кто я. Однажды я очнулся тут, не помня, ни кто я, ни почему я тут оказался. Зато откуда-то знал, что это измерение - точная копия того, из которого я попал сюда. Вот только копия - это все-таки не оригинал, и тут это очень сильно чувствуется, особенно когда проводишь тут столько времени.
Ложь на лжи, но так надо. Как иначе это прекрасное сосновое деревце поверит ему? В конце концов, демон разума он или кто.
- Я знаю, что ты живешь тут, Диппер Пайнс. Скажи мне, насколько сильно это место отличается от реальной Хижины Тайн, - снова используя свой любимый вкрадчивый тон, кошачьей поступью Билл зашел за спину парнишки, проводя кончиками длинных пальцев по его каштановым волосам и обжигая горячим дыханием его ухо.
Заметив, что Пайнс прихрамывает на видимо ушибленную ранее ногу, Сайфер подхватил его под руку, не спрашивая того, а нужна ли ему вообще помощь, и особенно не дожидаясь его реакции, демон повел его в сторону Хижины. Излюбленные приемы - смутить, не дать подумать, принять решение, запутать - сработали, кажется, и на этот раз, потому что сосновое деревце покорно заковылял следом, видимо, полагая, что в Хижине Тайн-то он уж точно будет в безопасности, в конце концов, когда-то это, казалось бы, совершенно обыкновенное строение несколько раз спасало жизнь и Дипперу, и его сестре. Вот только в этом мире каждая травинка подчиняется Биллу Сайферу, и демон снова получил возможность наслаждаться своим могуществом, пусть и ненадолго.

Но...

Разве этого ему хочется?

Надежда бьется где-то в районе солнечного сплетения израненной птицей, которая, кажется, уже давно сдалась, потеряла хоть какую-то веру в то, что есть возможность выбраться из этого плена, снова стать свободным.

- Я бы хотел выбраться отсюда, - бормочет совсем тихо, но Диппер слишком близко, чтобы оставался шанс, что парень не услышит этого, не почувствует проблеск слабости в голосе могущественного демона (впрочем, Пайнс, кажется, еще не догадался, кто он такой, а иначе они бы сейчас не разговаривали). Да, годы заточения в каменной статуе изменили характер Сайфера, но свойственная Биллу гордость никуда деваться и не собиралась, а потому демон прикусил язык, обещая себе больше не проявлять ни единого намека на собственную слабость при этом парне.
- В-общем, добро пожаловать, ты можешь приходить сюда в любое время, достаточно только заснуть, - уж Сайфер-то найдет способ добраться до разума паренька даже когда тот будет далеко от статуи. Первый контакт состоялся, и теперь частичка сознания Диппера, пусть даже маленькая и совсем незаметная, принадлежит этому измерению.
- Расскажи мне о себе, Диппер. Я знаю твое имя, но я не знаю, кто ты и почему ты оказался тут. До тебя я не встречал тут ни одного человека, - конечно, он спросил для того, чтобы узнать его сильные и слабые стороны, и потом использовать эту информацию. Конечно.
И дело, конечно же, не в том, что ему интересно.
Неа.
Нет.
- Знаешь, я сижу тут уже довольно давно, и сейчас появился ты, и, судя по всему, ты действительно не знаешь, что это за место. Раз уж ты сюда попал, может найдешь способ вытащить и меня отсюда? Страсть, как хочется съесть бургер, - Билл в жизни не пробовал такого блюда, и даже примерно не представляет, что это такое - человеческие потребности для демона всегда были чем-то непонятным - но такое простое вранье могло убедить Диппера в том, что Сайфер не представляет для него опасности, что он - такой же человек.
- Как думаешь, сможешь мне помочь?


* Tyler Joseph - Drown

Отредактировано Thomas Livingston (2017-02-28 01:51:56)

+1

6

Учебники на деревянной, немного пыльной полке. Мягкие волосы сестры. Вишневый запах ее духов. Пылинки, кружащиеся в воздухе. Сухое шипение радиоволоны. Уроки, сделанные на коленке. Золотистые точки в уголках глаз. Тени, искривляющие себя и друг друга. Огоньки, подвешенные в воздухе, словно бы стучащиеся с той стороны невидимого стекла...
- Что с тобой, Диппер? - Голос Мейбл взволнован, она заглядывает парню в самые глаза, стараясь на их дне, за защитой радужки, разглядеть ту самую неполадку, что раз за разом повергает брата в задумчивость.
- Что с тобой, Пайнс? - насмешливый голос одноклассников, выдергивающий из транса и заоблачных далей, пропахших хвоей и солнцем летних дней.
- Что с вами, сэр? - теребит его за руку какой-то малыш в парке, воспринимающий его уже за взрослого дядю, которому непривычно задумчиво качаться на качелях и бездумно перебирать высохшие ягоды на ладони.
- Эй, ты чего, подвис? - улыбается ему студент в ярко-красном худи, только что переключивший эфир на мелодичную подборку авторства богической Ирмы, что любили маленькими ураганом врываться в студенческую радиорубку и энерегичным тайфунчиком вставлять всем люлей и задания.
Подвис...
Диппер и сам не мог сказать, что с ним было не так. Отчего, отчего иногда его мир, такой логичный, понятный, утвержденный всеми законами физики, логики и иных почтенных наук, подергивался дымкой, сквозь которую проступали какие-то совсем неведомые места. Что это?
Психология, эта, казалось бы, самая верная в препарировании человеческого сознания вещь, не давала ответа. Точнее, нет, ответы-то были. Вот только далеко не те, в которые хотелось бы верить. Например, подозревать себя самого в шизофремнии было бы крайне странно и нездорово. Хотя бы голоса он не слышал. Ну хоть пока.
Но мир от попыток Пайнса разобраться в себе не переставал дрожать и накладываться друг на друга, отвлекая его внимание в самые неожиданные моменты.
Разговор с родителями. Неудачное свидание. Стрельба из лука. Экзамены.
Оно просто было - и все.
И возможно, именно поэтому слова неизвестно парня воспринимаются так легко. Словно бы он сам, действительно знает, о чем говорит. Словно бы и правда пережил все то же самое, что и Диппер.
Вот только слова о сне заставляют хмурится и закусить губу, временно выпав из уже это реальности.
ему же не могла присниться тогда смазанная встреча с Мэри-Энн. Или тренировки, с которых он возвращался ужасно уставшим. Или вот те самые экзамены, совершенно неожиданные, внештатные, что устроил им профессор Норт. Он же точно пришел домой расстроенный не тем результатом, на который рассчитывал. Даже листочек с оценкой к доске прикрепил, чтобы помнить о последствиях и не лоботрясничать больше на этих занятиях.
И вот - на тебе. Спишь.
Ладно.
Хорошо, ладно, допустим. Возьмем за некую правду, что вселенная и правда многогранна. Проверял же в свое время, еще подростком будучи. Чем явление второго дядюшки этому миру не доказательство?.. Или тот же Билл...
Билл.
Что-то царапает изнанку памяти, и парень встряхивает головой, отгоняя давно забытые мысли. Щурится слегка.
- Допустим. Но если я сплю, то кто ты тогда?
Заблудший дух, странное существо из мира между явью и сном, из мира грез, до которого не достучаться.
- Столько? - волей-неволей реагирует Диппер на интонационно выделенное слово. - Сколько же ты провел здесь? И почему именно здесь?
Да только ответ не совсем тот, что ожидает услышать парень. Точнее, совсем не тот. Но, наверное, оно и понятно - зачем доверять первому встречному. Да и ему самому...доверять ли незнакомому существу?.. Да только два слова "Хижина" и "Чудес" невольно выдергивают из вороха разрозненных мыслей, заставляют обратить на себя внимание, дернуться, вскинуть голову и неизменно устремить свой взор на такие знакомые очертания дома.
Неосторожный шаг - и нога взрывается болью, отчего парень шипит и тянется к поврежденному месту в автоматической попытке накрыть боль руками, убаюкать, убрать, заговорить.
Неизвестный парень подхватывает под руку, не позволяя упасть. и первое, что хочется сделать - дернуться прочь, но чужое дыхание рядом отчего то смущает, и Диппер смешивается, предсказуемо теряя драгоценные мгновения, когда отказаться от помощи было бы еще вежливо.
Ничего. До хижины совсем-совсем близко. Только рррраз, дваааа... надо добраться до горизонтали или вертикали, отцепиться, обрести самостоятельность, а то что он, совсем маленький что ли?.. Рассмотреть хижину как полагается, в себя прийти. И...придумать что дальше. Пожалуй, так. Да.  что?.. Слух улавливает едва слышимые слова, словно бы брошенные в пространство.
Парня становится жалко.
А что если и он сам - такой же вот невольный пленник. Не смог, не справился с управлением, да и остался здесь, забыв где его тело. А что если и он сам не сможет вернуться? Он ведь никогда не пробовал уходить, он только наблюдал, только смотрел издалека, не позволяя себе даже думать о каком-то там чуде, которое, вероятно, могло случатся только в Гравити Фоллз, но никак не в родном его городишке.
О, благословенная горизонталь!
Диппер опирается о скамейку руками, тут же практически сползая по ней - отчего-то нога наливается еще большей тяжестью.
- Спасибо, - улыбается парень своему невольному проводнику, отвечая разом и на его помощь, и на его предложение. - Не премину воспользоваться такой возможностью. Кто же откажется прогуляться по иным мирам?..
- Обо мне? - вопрос, конечно не неожиданный, но нежданный. Да он и сам бы спросил, окажись он в подобной ситуации. Наверное. - Ну, меня и правда зовут Диппер. Дурацкое имя, конечно, но я к нему привык. Что тебе рассказать? Я жил тут как-то. Мы приезжали к дяде на лето. Я и моя сестра. А теперь... А теперь вот вернулся.
Пайнс щурится, всматриваясь в незнакомца, и продолжает легко улыбаться. Он и правда не знает, что о себе рассказывать незнакомцу.
Нет, они, конечно, проходили в колледже искусство презентаций, и как себя представлять тоже, да только обстоятельства их встречи далеки от академических или работодательных, и оттого - парень теряется, ведет плечами, сам не понимая, что происходит.
- Я не знаю, что тебе еще рассказать. А ты? Как..что...чем ты здесь себя занимаешь? - Последняя формулировка кажется наиболее безобидной, безопасной.
Бургер? Бургер.
Это звучит снова и снова неожиданно, на так обыденно, так обычно, что Диппер и сам словно бы чувствует вкус горячего блюда во рту.
Он улыбается широко-широко.
- Я не обещаю, но я попробую. Я Диппер. А ты..? - и парень протягивает руку своему проводнику.
Не факт, что сдержит свое обещание - он же совсем ничего еще не знает о своем собеседнике. Но он ничего, по сути, еще и не обещал.
[NIC]Dipper Pines[/NIC][AVA]http://s6.uploads.ru/2asfI.gif[/AVA][SGN]http://s5.uploads.ru/vKwr5.jpg[/SGN][STA]Trust no one[/STA]

+1


Вы здесь » Dishonored: Empire of the Isles » White Cliff » [heavydirtysoul]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC