Время в игре: 1837, месяц песен


правиласюжетролигостеваяакциивнешностиF.A.Q.шаблон анкетыновости





news

14.01 Всем участникам просьба заглянуть в эту тему, это крайне важно.


ThomasZachary

Сердечный ритм в ушах. Затененные мраком помещения. Слепящий свет где-то впереди. Чужие голоса, речь которых кажется невнятной из-за отдающего в голову пульса. О, как же это знакомо ему. Перед глазами восстают картины минувших дней — тех нескольких ужасных дней его жизни, когда Зак впервые почувствовал на своей шкуре гнев церковников... читать дальше






Dishonored: Empire of the Isles

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dishonored: Empire of the Isles » The Past & The Future » [1000hp]


[1000hp]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1


Thomas Livingston | Lizzy Stride
http://s13.radikal.ru/i186/1701/14/7261975aa5e2.gif http://s008.radikal.ru/i306/1701/30/fa2d538af5c4.gif
Godsmack – 1000hp

✖✖✖
категория: прошлое; дата событий: 7 день месяца тепла, 1837; место: "Ундина";

Вот уж чего Томас никак не ожидал от только-только вытащенной из Колдриджа капитана "Ундины" - так это подобной резвости. Пока члены ее команды ноют об отрезанных пальцах, а китобои, ни разу, кажется, не выбиравшиеся за пределы Гристоля, рассыпались по палубе корабля, вглядываясь в водную гладь, единственное, что остается Томасу - это свести знакомство с ренхевенской акулой. При более близком знакомстве Лиззи оказывается несколько другой, чем он поначалу представлял.

+1

2

Теплый морской воздух навевал воспоминания о раннем детстве, когда Томас с родителями только-только покидали туманный Морли в поисках лучшей жизни. Как и тогда, сейчас вререди ждало что-то новое, непонятное – а от того и пугающее. Но Томаса уже нельзя было назвать маленьким морлийским мальчиком, да и семью ему уже давно заменили Дауд со своими китобоями.
Он стащил с головы китобойскую маску, в которой уже начало припекать - на открытой палубе не было возможности спрятаться от начавшего уже припекать солнца, а внутрь идти совсем не хотелось - в конце концов, когда еще китобой сможет выбраться из уже порядком надоевшего Затопленного Квартала и вдохнуть хоть что-то другое кроме запаха тины и ила, да подгнивающих трупов в зарослях хрустаков (которые тоже приятным запашком не отличались).
Он увидел Лиззи на капитанском мостике, совсем одну. Ту самую Лиззи, которую они вот совсем недавно вытащили из тюрьмы Колдридж. Честно говоря, тогда Томас боялся, что та даже не переживет путешествие в Затопленный Квартал, настолько ее заморили голодом и заточением в тюрьме, но нет - вот она, прекрасная, непобедимая, опасная. Женщина, которой можно восхищаться. И в ней сейчас нет ни единого намека на недавнее продолжительное пребывание в столь непривлекательном месте, как Колдридж. Едва встав на ноги, она тут же начала командовать всеми китобоями, попеременно угрожая каждому.
Добравшись до капитанского мостика - хотя он не был очень уверен, что ему можно тут находиться - Ливингстон кивнул Лиззи, устраиваясь у перил на некотором расстоянии от нее.
- Что же, теперь я знаю, почему тебя зовут Ренхевенской Акулой, - китобой усмехнулся, вглядываясь в морскую гладь, которая становилась все чище и чище с каждой новой морской милей, проплываемой "Ундиной" в сторону от загрязненных вод Гристоля. Если приглядеться, можно было разглядеть как миног, в обилии водящихся и в Затопленном Квартале, так и кого похуже - кальмаров и каких-то совсем уж неизвестных морских чудищ.
- Мы не были представлены, но я тебя уже знаю, - снова усмехнулся, смотря на Страйд. - Когда ты очнулась, ты угрожала откусить мне палец, если я немедленно не приведу к тебе Дауда. Теперь я понимаю, что мне было чего бояться.
На ее открытых плечах и руках - татуировки. Чудовища из самой глубины, кальмары и осьминоги. Зубы и правда остро заточены, как у акулы, а вот перепонок между пальцами ног, про которые ходит столько легенд, нет. Лиззи производит именно то впечатление, которое хочет производить - и в этом ей, кажется, нет равных среди всех присутствующих.
- Честно говоря, не ожидал, что ты действительно заставишь их отрезать друг другу пальцы. Думал, так - попугаешь и отпустишь. Знаешь, Дауд наказывает по-другому. За серьезный проступок - смерть. Но он никогда не убивает прилюдно. Как-то попытался сбежать у нас один паренек, и месяца у нас не продержался. Оставил записку, в которой писал, что сдаст наше местоположение смотрителям. Через неделю мы нашли его на болотах с простреленной шеей, арбалетный болт прошел насквозь. Дауд нам ничего не сказал, даже бровью не повел, когда мы сообщили ему об этом. Вот только все прекрасно понимали, что с ним случится. За мелкие проступки, за проявленную слабость, он отправляет китобоя на такое задание, из которого тот точно не вернется живым. Просто не сумеет. Я не виню его - Мастер воспитывает нас, в том числе, и наказывая слабых и не верных нашему делу, - он вздохнул, отворачиваясь от капитана. Только сейчас он понял, что, наверное, слишком много болтает. Когда постоянно вращаешься в одном кругу, ценность слов утрачивается - вы начинаете понимать друг друга без слов, по малейшему жесту угадывая мысли и желания товарища. Вот только и поговорить иногда с кем-то хочется - просто, чтобы знать, что ты все еще человек, а не машина для убийств, тщательно выученная и выпестованная Даудом.
- Не найдется сигареты?

+1


Вы здесь » Dishonored: Empire of the Isles » The Past & The Future » [1000hp]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC